Рейстлин (sir_reistlin) wrote,
Рейстлин
sir_reistlin

Academica и Parampara, ч.6

Уважаемый Калки Дас любезно уточнил и расширил наше понимание принципов академического подхода к переводу священных текстов.

Калки Дас >>> Переводчик любых шастр должен владеть:
1. тремя уровнями Санскрита (Ведийский, Эпический, Классический).
2. Литературным Русским языком для более точной передачи смыслов перевода, тк. русский язык аналогично очень многогранен и сложен.
3. последними достижениями в области лингвистики и исторической базой.

Калки Дас >>> Эти три пункта дает только качественное академическое образование.

Написал он это уже несколько дней назад, но я, как это бывает, решил ответить глубоко и обстоятельно, а для этого погрузился в изучение проблемы настолько, что набрал материала на целую длинную статью. Скучную философскую статью. Но скучную статью мне писать как-то лень. Поэтому отвечу совершенно по-разгильдяйски и в нескольких словах. Но постараюсь по теме.

Вот такие требования очень часто выдвигают сторонники определенной общественной прослойки -- снобской диаспоры. Им кажется, что обширные познания в разных областях способствуют "общекультурному развитию" и автоматически делают перевод очень качественным. Заметим, что "общекультурное" и "развитие" -- чуть ли не антонимы, потому что развитие предполагает направление, то есть какой-то вектор или луч, а это не то же самое, что круг "общекультурного". Любой круг имеют границу, которую луч рано или поздно пересекает. Так что мы или добросовестно расширяем круг, или добросовестно двигаемся вперед в направлении вектора, за пределы круга -- это две несовместимые стратегии.

Эти математические конструкты имеют непосредственно отношение к теме. Прабхупада -- это лучевая модель, а академические специалисты -- круговая. Круг можно охарактеризовать как посюстороннюю, нимманентную культуру, в концептах и терминах которой академические специалисты стараются истолковать ведическое Откровение. Сампрадая же всегда пересекает этот круг и устремляется по лучу за его пределы, в трансцендентное. Так что знания трех санскритов, литературного языка, лингвистики и истории быстро остаются позади, земля вообще сжимается до маленькой точки, а вокруг мы видим бездонный трансцендентный космос с его локами-планетами и с околосветовой скоростью в несколько парсеков несемся к нашей цели (Голоке). Причем время не замедляется, так как мы путешествуем в особом пространстве -- пространстве сознания, у которого иные свойства, чем у пространства физического.

Тут в ru_philosophy была высказана замечательная мысль: нахрена философу заниматься наукой? Если он займется наукой, то перестанет быть философом. Мысль в самое яблочко. Философ должен заниматься приуготовлением к смерти, то есть к переходу в настоящую реальность. Познай себя -- написано, а геометрия -- только средство. Пока средство помогает, его используют, а средство ради средства -- это именно хрень, и пусть ей занимается тот, кто любит этим заморачиваться. Что думают историки и языковеды по поводу происхождения слова "Брахман" -- это их глубоко личное дело. Его семантические истоки не мешают ему обозначать конкретное философское понятие в конкретном философском контексте. Прабхупада и другие ачарьи составляют философский перевод, в котором ясно выраженная философская идея преобладает над литературными прикрасами и над "полифонией смыслов". Если у вас руководство пилотируемой станцией, то вам надо понять, как этой штукой управляют, а не выискивать какую-то, к чертям, полифонию в инструкции.

Подход филологов хорошо работает при переводе нарративов. Тут уж если птица пролетела над лесом, то она, так сказать, и в Африке пролетела над лесом. И как ни полифонируй, особого вреда от этого не будет. Но как только филолог берется за философскую терминологию, так хоть святых вон выноси. Все он хочет выразить "широко", "поэтично", "этимологически точно". Он считает например, что надо написать не "посмотри", а "виждь", не "Бог", а "брахмо", не "йог", а "подвижник" и тем самым недоумевающий читатель получает русских подвижников и высшее брахмо в качестве перманентного объекта медитации. И вот Арджуна, падая ниц перед Кришной после созерцания вселенской формы, стонет: о высшее брахмо и т.д.

В новом и абсолютно этимологически точном переводе подвижники стали сопряженными. И они не занимаются йогой, а сопрягаются. И масса других вкусностей вас еще ждет. И все потому, что филологи используют сакральный текст для упражнений, на которых они оттачивают свое остроумие. Ибо, согласитесь, чтобы обозвать йога сопряженным, нужно быть крайне остроумным человеком. Сопрягать линейные операторы куда проще!

Я хотел сказать, что совсем не против Брахмана. Если адвайтист из школы Веданты переводит брахма как Брахман, согласно указаниям Шанкары, то он проявляет верность своему учителю. Если Прабхупада переводит то же понятие в этом контексте как "Верховная Личность Бога", опираясь на священную для традиции бхашью, то в этом переводе тоже говорит Традиция. Понимание философских текстов из шастр неотделимо от сообщества специалистов-толкователей, которые свое мастерство наследуют от учителей, по цепочкам, существующим в течение тысячелетий. Поэтому очень важно перевести так, чтобы читатели поняли, пусть даже в ущерб какой-то литературной красоте.

В геометрии нет особого пути даже для великих царей -- сказал Евклид. Также нет и особого понимания шастры для филологов. Даже для самых одаренных филологов на свете. Это просто психологическая иллюзия. Ценность перевода без комментаторской традиции стремится к зеро. С не меньшим успехом мы могли бы обратиться к Гуглю. Если вы думаете, что Гугль не обладает креативными способностями, уверяю вас, Вы ошибатесь. Посмотрите сюда: http://interlive.ru/int/1433-google-zhzhot-.html

Я убеждался неоднократно, что самый необразованный и простой человек может обладать удивительной чуткостью к стихам "Гиты". Я слышал множество раз, как ее цитируют обычные преданные, и ощущал, как этот звук вместе с какой-то невообразимой шакти, энергией, проникает в самое сердце. Даже больше того, довольно часто шлоки цитируются с разными искажениями -- о произношении я уж не говорю, произношение у всех нас, кроме потомственных индийцев, напоминает чтение Пушкина с кавказским акцентом. Но Слово действует чем-то помимо своей звуковой оболочки -- Слово транслирует в сознание тот идеал, во имя которого человек живет. Этот идеал лежит в незримых и неосязаемых высотах, выше мысли и представлений, в трансцендентой сфере духа. Это идеал, к которому возносится душа -- "и песни небес заменить не могли ей скучные песни земли". Какой еще образованностью и какими познаниями это заменишь?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments