Загадочный

Институт Бхактиведанты. Линия Садапуты

Ссылка на ютубовский канал, посвященный его памяти: https://www.youtube.com/user/SadaputaChannel

Его роль и его деятельность в Институте отличали его не только от большинства деятелей научного истеблишмента, которому он противостоял. Они выделяли его также из огромного числа людей, поддерживавших его идеи. Это значит, что даже многие сторонники его идей не полностью его понимали. Сторонники эти в подавляющем большинстве были религиозными людьми. Но сам он не был религиозным человеком в распространенном смысле этого слова.


Садапута был романтиком Науки. Это самый редко встречаемый ныне и самый симпатичный, постепенно вымирающий вид ученого. Он был ученым в самом высшем смысле этого слова. Он искал Истину и оставался верным своему поиску даже если это шло вразрез с соображениями престижа, авторитетности, карьеры, здоровья и даже личной безопасности. Он был ученым не в современном понимании этого существительного -- он не был узким специалистом по какому-то конкретному разделу знания. Он считал, что наука служит обществу не тем, что создает полезные вещи, а тем, что говорит об Истине. Он романтически отстаивал право отдельного человека отстаивать ту Истину, которую он считал правильной, невзирая ни на что. Он был человеком склада Джордано Бруно, Галилея или Декарта.


Именно поиск Истины привел его к религии, а не наоборот. Это очень важно. Как его оппоненты, так и многие из его сторонников были трезвыми реалистами. Но сам он не был трезвым реалистом. Он был убежденным романтиком. Он не пришел в религию как клерикал, заботящийся о здоровой жизни, благополучии и стабильной нравственности. Собственно, эти проблемы беспокоят не только клерикалов, но и противостоящих им атеистов и гуманистов. Все они озабочены материальным развитием, устойчивостью общественной системы, экономикой, моралью и функционированием политических институтов. И все они -- уважаемые, солидные, предсказуемые и довольно скучные люди. Но Садапута был готов отстаивать свою Истину даже в том случае, если бы она вообще не принесла никакой пользы современному обществу. Он верил в такую Истину, которая осталась бы неизменной, даже если бы гигантский катаклизм поглотил всю Землю со всеми ее обитателями. Он верил в Абсолютную, независимую, непреходящую и прекрасную Истину. И поэтому он пришел в религию. Как настоящий ученый, как риши, как рапсод -- музыкальный инструмент Бога.


Известная шлока из “Гиты” говорит о четырех видах людей, приходящих к Богу. Три из этих видов довольно прагматичны. Лишь четвертый из них занят поисками Истины. В следующей шлоке сам Господь говорит, что нет никого дороже Ему и никогда не будет. Из этой шлоки мы можем понять, что такие души, как Садапута, принадлежат к числу очень дорогих слуг Бога. Бог “Гиты” ценит бескорыстие, мужество и самоотверженность. Может быть, этот Бог также отличается от богов многих религий. Бог “Гиты” тоже романтик, а подобное привлекается подобным. Бог иногда утомляется работой по поддержанию благополучия и спокойствия во Вселенной. Тогда Ему хочется любви, простой и чистой, абсолютно бескорыстной любви. Он ищет тех, кто может дать Ему такую любовь. И отвечает им наибольшей взаимностью, на которую Он способен.

Загадочный

В защиту Фоменко

UPD. 18.12.2014. Этот пост вернее было бы назвать не "В защиту Фоменко", а "В защиту исторического релятивизма". Поскольку и в том, и в другом я сильно разочаровался, то все, что здесь написано, имеет отныне только историческое значение. Или альтернативно-историческое, если кому-то это больше по нраву.


Защитников некой альтернативной точки зрения на общепризнанные вопросы часто обвиняют в:
1) тупоумии
2) алчности
3) жадности до славы
4) придумайте что-нибудь своё.

Чтобы сразу покончить с этими обвинениями, допустим, что все они одновременно справедливы, и на том перейдем к более интересным вопросам.

Я нахожусь сейчас в ленинградской области, в поселке имени Морозова -- имени Николая Алексеевича Морозова, того самого, революционера и сумасшедшего ученого, кто был предтечей работ Постникова, а затем Фоменко-Носовского. Само нахождение в таком месте обязывает к размышлениям о сути истории, и в этом все мои безусловно корыстные, алчные, тупоумные мотивы сплетаются в единую мелодию с еле слышным голосом Genius loci.

Итак, если задаться абсолютно тупоумным вопросом: а что, собственно, есть ли неопровержимые доказательства, что Фоменко -- фрик, Тартарен, лжец, продавец воздуха, изобретатель вечного двигателя, исследователь квадратуры круга или кто-нибудь подобный, словом, Остапу Бендеру от академической науки? Вывели-таки стервеца на чистую воду, прижали к стене неопровержимыми уликами, заерзал он под давлением железных аргументов, как совсем недавно бывший герой алексей наш навальный, когда ему предъявили выписки из Черногории?

И вот, знаете, на удивление - нет, не заерзал, нет, не предъявили, а аргументы на поверку оказались риторикой, так, расплывчатые обвинения, метафоры, никакой конкретики. Впрочем, у этих историков, похоже, все аргументы такие. История -- она ведь гуманитарная наука, а поэтому принимает во внимание не только факты, но также и мотивы. То есть для историка argumentum ad hominem не является дисквалификацией.

Впрочем -- не только для историков. Одна из самых часто предъявляемых статей, принадлежащих противникам и написанная математиком(!), доктором физико-математических наук (http://scepsis.net/library/id_629.html), практически вся состоит из таких аргументов.



Необыкновенно симпатичный по-человечески, Фоменко нравился и мне, и многим другим еще и как автор весьма неплохих картин, к которым, однако, следовало бы особенно присмотреться, – по моему мнению, они заставляют задуматься о психических особенностях его личности.



Рыбаков в той же статье назван академиком с большим партийно-идеологическим весом -- так, будто бы это что-нибудь решает. Если что-то написано живо, с изложением событий, с личными оценками, то, конечно, не сухо, читается с большим интересом, особенно широкими массами читателей, далеких от тонких академических выкладок.

Но, если вам все-таки захотелось сухости - найдете ли вы хоть какое-нибудь строгое исследование, из которого будет ясно -- не прав Фоменко, не компетентен в избранной им области, не адекватны его построения, словом, галиматья, не обращайте внимания, читатель, лучше почитайте кого-нибудь более достойного и т.д. ?

К сожалению или к счастью -- нет ни одного такого исследования. Да и может ли оно быть в принципе? Когда вы подходите к историкам с обычными тупыми инженерными вопросами -- там, ну где у вас логический аппарат, система категорий, методика, формализация и все такое -- что обычно вы слышите в ответ? Вы слышите, какой вы невежественный фрик, какой вы тупица, как вы ни в чем не разбираетесь, а почитайте-ка вы Марка Блока. Ну, почитали мы Марка Блока и прошли, таким образом, ликбез. Множество замечательно написанных, умных страниц о мастерстве исследователя. Точно такие же проникновенные вещи пишут великие художники, скульпторы, писатели и вообще богато одаренные творческие люди. Нам, однако, интересно то, чем история как наука отличается от продуктов человеческого творчества, то есть можно ли в ней найти объективное содержание, какие-то такие истины, которые можно установить с абсолютной несомненностью при принятых допущениях? И какие, кстати, это допущения?

Увы, Марк Блок здесь мало чем поможет в силу акцента на художественности своей "апологии". Можно обратиться и к более строгим аналитикам, таким, как Анкерсмит или Данто. Здесь и правда гораздо больше написано по делу. Есть и формализация, и строгие логические выводы. Однако конечный результат скорее неутешительный.



Даже если считать, что предложенные концепции философии истории были попытками создать нечто подобное научным теориям, то уже самое слабое знакомство с ними показывает, что это были довольно неудачные попытки, настолько неудачные, что при сопоставлении хотя бы со столь простой описательной теорией, как теория Кеплера, они кажутся совершенно неуместными и почти полностью лишенными предсказательной силы. Даже наиболее влиятельные из концепций объяснительной философии истории обладают чрезвычайно низкой степенью проверяемости. С другой стороны, если взять обычные исторические исследования (даже не самые лучшие), они выглядят вполне удовлетворительными в своем собственном жанре, соответствуют критериям этого жанра и выполняют свои задачи, в то время как концепции философии истории едва ли удовлетворяют критериям, сформулированным для научных теорий.

(Данто)

Нас во всем этом интересует один старый, "проклятый" вопрос: в чем же различие между научным трудом и научной фантастикой, где та непробиваемая грань, что отличает чистую науку от чистого вымысла, есть ли хоть и очень большой сложности, но внятный алгоритм проверки исторического труда, независимый от мнения живых людей и их, возможно, корпоративных интересов -- просто тупой, механический алгоритм, который ясно покажет, что вот этот труд -- истина (при принятых допущениях), а этот -- не валиден и, следовательно, для данной модели ложен. Такова была бы честная, настоящая методика проверки -- или я в чем-то заблуждаюсь?

То, что пытается построить Данто, нас не очень удовлетворяет:



Можно сказать, что различие между хроникой и собственно историческим сочинением есть различие между хорошо подтвержденным и плохо подтвержденным повествованием. А это, в свою очередь, напоминает различие между хорошо и плохо подтвержденными теориями.



Когда начинаются разговоры про "хорошо" и "плохо", наш внутренний компас, как правило, зашкаливает. Такие разговоры отдают демагогией. Очевидно, что "хорошо" и "плохо" зависят от поставленной задачи. Для своих задач и своего времени и теория движения Аристотеля была достаточно функциональной. Проблемы возникли, когда возникли задачи, с которыми она не справлялась. Поэтому и появилась теория Галилея и Ньютона, которая работала даже там, где прежнее изобретение Аристотеля буксовало. Однако движение Галилея-Ньютона тоже напоролось на сложности, следствием чего стало появление и развитие СТО. Но сами по себе теории Аристотеля и Галилея не являются "плохими". Все зависит от задачи. Теория флогистона удовлетворяла свое время, но впоследствии оказалось, что она не работает для новых данных, открытых Лавуазье. При этом до Лавуазье химики свято верили в этот чертов флогистон, не менее свято, чем туземцы в то, что каждый вечер солнце съедает большая рыба. Опровергнуто ли существование флогистона? К сожалению, до конца -- нет. Возможно, он все-таки существует, только более сложно устроен, чем это раньше предполагалось. Опровергнуты лишь определенные "наивные" представления о флогистоне, но не он сам как сущность -- ибо опровергнуть существование чего-либо научным путем все-таки невозможно.

Проблема в том, что если в естественных науках примерно понятно, что такое работающая теория и в каких рамках она работает, то для истории этот вопрос оказывается неожиданно сложным. И чем древнее изучаемый период, тем сложнее этот вопрос. Практическая применимость теории позволяет говорить о себе лишь в том случае, если мы можем контролировать область исследования, вмешиваться в нее и изменять как нам хочется. Тогда теории можно расклассифицировать по степени успешности, в зависимости от того, насколько эффективно они позволяют нам справляться с поставленными задачами. Но, к сожалению, прошлое не поддается нашему контролю, и с этим придется смириться. Прошлое недостижимо, ненаблюдаемо. Оно трансцендентно. По отношению к трансцендентным предметам любые теории могут оказаться одинаково хорошими или плохими. Доступны лишь книги, черепки, монеты, останки. И все это могло появиться под действием самых разных факторов, и даже вся эрудиция всех мировых знаменитостей не сможет установить, какие факторы действительно сработали. Поскольку заключение от следствия к его причине всегда скрывает в себе парадокс, известный как проблема индукции. В классическом виде проблема индукции запрещает нам говорить, что все лебеди белые только потому, что в своей жизни мы сталкивались только с белыми лебедями. И ведь факт -- существуют и черные лебеди. И то, что мы встречали до определенного момента на своем жизненном пути только белокожих американцев, не позволяет нам сделать вывод, что негры являются продуктом вымысла. Как ни прискорбно, проблема индукции симметрична относительно времени, поэтому может быть применена не только к будущему, но и к прошлому. То есть если мы не видим драконов в настоящем, то совсем не обязательно, что их не было и в прошлом.

Этот скептицизм глубже, чем думают многие его противники. Допустим, кто-то говорит: хорошо, пусть драконы существовали. Тогда от них должны были остаться некие скелеты. Поскольку скелетов драконов не осталось (а скелеты динозавров -- это именно скелеты динозавров, а не кого-нибудь другого), то предположение о драконах недоказуемо. Разумеется, эта критика бьет мимо цели. Она предполагает, что драконы почему-то обязаны иметь скелет. На каком же основании они обязаны? Только потому, что многие похожие на них виды имеют скелет. Но ведь "похожесть" может ломаться как раз на драконах. Та же самая проблема индукции, зачастую плохо сознаваемая спорщиками... Помимо прочего, драконы описываются как не вполне обычные существа, рожденные под влиянием магии. Возможно, некоторые из них даже бессмертны (точно не помню).

Словом, суждения о прошлом не поддаются практической проверке. Особенно суждения о далеком прошлом. Это, разумеется, давно известная истина. Историки любят подчеркивать, что их наука гуманитарная, что в основе ее лежит так называемый идеографический метод, противопоставляемый номотетическому в естественных науках. Эта война двух методов идет еще от неокантианских споров. Суть идеографического метода, если грубо упросить, заключается в том, что кроме самих фактов гуманитарные дисциплины обязаны учитывать и человеческие представления об этих фактах, бытующие в настоящем или бытовавшие в ту или иную эпоху. Исторические факты отражаются в историческом человеческом сознании, поэтому нужно всегда учитывать, что люди прошлого оценивали события по-другому, чем мы, смотрящие из настоящего. А мы из настоящего вот не можем также на это смотреть, нам нужно, следуя заветам герменевтики, как бы притворяться, что мы -- другие люди из истории или вообще из иной культуры. И поэтому, как говорят самые смелые, наши суждения об истории всегда опосредованы нашей культурой и нашими убеждениями, а поэтому никакое внекультурное и "объективное" знание о прошлом недостижимо.

И тут мы их остановим. А раз так, то можно спросить: в чем же не прав Фоменко, со своей собственной культурой исследования и своими собственными убеждениями? Ведь раз ваша наука все равно так сильно обусловлена... Раз так, почему же, проявляя терпимость к варварству живших в прошлом готов и вандалов, все они так агрессивно накидываются на человека, показавшего определенное "варварство" по отношению к нынешним святыням науки? Нет, не надо мне говорить про жизнь. Я отлично понимаю психологию этих людей. Но ведь это интеллигенты, вроде бы претендующие на хорошее владение логикой, которое обычно возвышает человека над примитивными стадными инстинктами и ксенофобией. И при всем уважении к психологии, именно отсутствие последовательной логики во всех их рассуждениях -- то, что меня и удивляет, и расстраивает во всей этой долгой фоменкиаде.

Верю ли я, что Христос действительно приходил в двенадцатом веке, а Русь и Монголия в древности были одним и тем же государством? Если уж речь зашла о таких шатких вещах, как личное мнение и вкусовщина, то лично на мой вкус это довольно сомнительные гипотезы. Они мне не нравятся. Однако же я честно говорю: не знаю, как оно было на самом деле, просто мне не нравится так думать. По разным причинам, и одна из самых сильных -- укоренившиеся привычки, которые я не хочу менять, потому что мне так удобнее. И будь я историком, я не стал бы писать подобных вещей. Я не стал бы их писать, будь я даже безответственным писателем научной фантастики. Но для теории Фоменко, что характерно, именно эти шокирующие высказывания далеко не самое главное. Возможно, он даже специально эпатирует милую общественность, чтобы привлечь внимание к своим тезисам. Самое важное в теории Фоменко -- то, что все исторические выводы о далеком прошлом, по сути дела, невозможно доказать с удовлетворительной строгостью. Поэтому с точки зрения истинности историческое исследование, фантастический роман или религиозная доктрина о событиях в далеком прошлом являются вполне себе равноправными.

Итак, вот к чему я все это затеял. Теперь вы знаете. А что вы хотите? Я ведь теолог, и, следовательно, мне самим существом предписана всяческая софистика. Вот только в рассказах о древней истории впадают в софистику не одни только теологи. С точки зрения честности мы можем сказать, что человеку не дано знать наверняка, какой она была, эта древняя история. Ответ весьма зависит от идеологических предпочтений. И как бы различные рационалисты ни утверждали обратное, все их построения были и остаются измышлениями.

Впрочем, возможно, кто-то сможет привести убедительные аргументы против этой точки зрения. Такие аргументы, какие будут весомы для честного и последовательного логика, а не "вам-все-равно-никогда-ничего-не-докажешь". Отчего же? Истина -- дочь времени, а не авторитета. Если время благоволит, то возможно, кто-нибудь решительно выявит всю бредовость моих рассуждений. Я сам в них до конца не уверен, такая неуверенность зависит и от характера самой логики, и от моего личного характера. Если кому-то удастся привести толковые мысли, я буду только рад. Но пока я ничего стоящего не нашел...
Загадочный

Относительность пространства-времени

Начнём с того, что во времена Аристотеля пространство и время ещё были абсолютными. Мир, по представлениям греков, статичен и в общем-то не изменяется, а изменяемся только мы, над нами же возвышается вечный купол неба и вечное время богов.

Примерно так же обстояли дела и в золотом веке христианства во всём многообразии его плохо понимающих друг друга конфессий.

Но в Новое Время, начиная с Галилея, появились серьёзные сомнения в абсолютности пространства. Неизменно только время, а если наблюдатель движется, то точка в пространстве l1 для него со временем превращается в l2. Например, раньше тут стояло дерево, а спустя год его срубили и построили  "Икею". Грек сказал бы, что изменился наш чувственный опыт, а точка пространства осталась прежней. Но теоретик Нового Времени считает, что и сама точка пространства стала другой. Мир меняется во времени, причём необратимо -- и однажды произойдёт коллапс, который с этим миром покончит. А пространство -- лишь часть мира и меняется вместе с ним.

Но Сатана, как известно, не долго ждал реванша. Эйнштейн подверг сомнению абсолютность даже времени. Если два наблюдателя движутся друг относительно друга с достаточно большой скоростью, то их точки зрения на одновременность событий могут отличаться. Когда один наблюдатель воспринимает одну точку времени t, в которой произошли два события, для другого наблюдателя это две разные точки во времени t1 и t2. Таким образом, у нас уже нет единой шкалы времени, парящей в недоступной выси. Но при этом Эйнштейн вернул на место пространство! Пространство, ставшее бесконечным и получившее название вакуума, гордо и неизменно существует в вечности, над относительным временем.

Но в ОТО стали относительными уже и пространство, и время. И то, и другое достаточно ловко искривляется в неподражаемой магии Римана. А пространство Римана уже вовсе не безобидный континуум Минковского. По отношению к Риману,  говоря шутливо, верен тезис из Экклезиаста: "Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать". Даже то, что кажется прямым, на самом деле криво. Все относительно. Но когда мы смотрим на эту относительность, у нас возникает законный вопрос: если относительно, то относительно чего? Раз ничто больше не абсолютно, то как выбрать точку зрения, позволяющую вообще говорить об относительности? Вопрос не столь сложный, как может показаться. Во всех рассуждениях, до сих пор мало учитывался тот, кто, собственно рассуждает -- будто бы рассуждения происходят вообще, от некого закадрового голоса в фильме. На самом деле, конечно, личность рассуждающего имеет непосредственное отношение к нашему разговору. Как пространство, так и время существуют относительно сознания. Следовательно, сознание и есть неподвижная точка в системе современной физики.

Таким образом, современному (европейскому) миру понадобилось почти две с половиной тысячи лет, чтобы допереть до того, о чём в Индии знали всегда. Правда, по ходу этого допирания было изобретено множество полезных штук, хотя без них, если честно, можно было и обойтись. Однако теперь уже поздно думать. Радостно уже и то, что хоть что-то поняли варвары, занимавшиеся исследованием временного призрачного мира вместо поисков себя...
Загадочный

Опасности Веданты

Оригинал взят у axramov82 в Опасности Веданты
Читая замечательную книгу по джайнской религии - «Светоч на Пути к Освобождению» в главе, критикующей Веданту и Джняна Йогу, я нашёл интересный анализ, который хотелось бы привести здесь. Надо признаться, что Ачарья Тодармал очень хорошо выразил практические риски которые действительно заложены в Веданте и которые сейчас особенно цветут пышным цветом в таком явлении как неоадвайта. Книга "Светоч на Пути к Освобождению" писалась пару столетий назад и тогда ещё не было такого явления как неоадвайта, автор критиковал именно классическую Веданту и тут возникает вопрос: "а не может быть так, что и в самой традиционной версии Веданты содержатся семена неоадвайтического учения"? Ведь автор как будто критикует именно неких современных неоведантистов, неоадвайтистов, но на самом деле речь идёт о классической Веданте. Так ли уж нова «неоадвайта» и так ли уж непогрешима Веданта? Может проблема не в том, что неоадвайтисты не верно понимают классическую Веданту, а в том, что сама Веданта содержит в себе семена опасных выводов и действий?  Ниже я привожу немного отредактированный отрывок из книги.

"Последователи Адвайта-Веданты и всевозможных разновидностей Джняна-Йоги полагают собственную природу абсолютно чистой формой Парабрахмана, тогда как желание, гнев и прочие страсти, да и само своё тело считают ложью, иллюзией.

Во-первых, если вы изначально чисты, то зачем тогда применять какие-либо средства достижения освобождения? Если вы уже есть Брахман, то что же тогда остаётся недостигнутым? Наконец, такие черты в себе, как желание и гнев, вы сами прекрасно видите, как и другие люди видят в вас, да и связь с телом не менее очевидна.

Далее, сторонники этой школы говорят: применение средств достижения освобождения – заблуждение.
К примеру: - Верёвка может быть лишь верёвкой и ничем иным, признание её за змею было ошибкой, с устранением которой верёвка оказывается тем, что она есть, точно так же и Я может быть лишь Брахманом и ничем иным, отождествление себя с нечистотой было ошибкой, с устранением которой это Я оказывается тем, что оно есть – Брахманом, но всё это заслуживает определения ложного знания. Если бы Я и вправду было изначально чистым, но признавалось бы при этом за нечистое по ошибке, то это можно было бы назвать заблуждением, но, поскольку на практике это Я, будучи осквернённым желанием, гневом и прочими страстями, изначально пребывало в нечистом состоянии, то какой, скажите, изъян в определении его как нечистого? Ошибка будет иметь место как раз в противоположном случае, т.е. если вы признаете его за чистое сейчас несмотря на омрачения.

Подобно тому, как осязание и прочие чувства представляют собой элементы природы тела, которое само по себе мертво, тогда как знание, приходящее через них, является проявлением природы души, так и ум, сформированный атомами тонкой материи, ничем, кроме части тела, быть не может. Однако желание, гнев и все прочие страсти, возникающие через посредство ума, являются проявлением природы души. В этой связи особого внимания заслуживает следующее: знание представляет собой аспект собственной природы души как таковой, тогда как желание, гнев и прочие страсти относятся к аспекту модификации души, но именно они и загрязняют душу. Когда, в должное время, разрушатся страсти и прекратится зависимость от знания, получаемого посредством чувств и ума, проявится истинная природа души в форме всеведения, и тогда действительно её можно будет считать чистой, но не ранее.

Именно так следует понимать такие термины, как буддхи, ахамкара и прочие, ибо понятия ман и буддхи полностью синонимичны, а понятие ахамкара, объединяющее в себе такие вещи, как желание, гнев и прочие страсти, относится к аспекту модификации души; таким образом, полагать их полностью отличными от Я ошибочно. То, что требуется от нас, это, скорее, приложение усилий к избавлению от аспекта омрачающей модификации, при одновременном понимании того факта, что таковой представляет собой одну из сторон Я. Те же, не признавая такого рода тенденции частью Я, оказывается не в состоянии избавиться от оных и при этом ещё и жаждет доказать собственное величие, предпочитают вести жизнь по собственному усмотрению и, потворствуя желанию, гневу и прочим страстям, ради чувственных наслаждений идут на любые деяния, включая сюда и насилие.

Таким образом, [сторонники джняна-йоги] создают ложные концепции пути к освобождению, а теории эти, в свою очередь, способствуют дурному поведению, употреблению недозволенной пищи, низменным деяниям и т.п. А если кто спрашивает их о причине этого, они отвечают в том духе, что это – либо функция тела, либо плод содеянного в прошлых воплощениях, а посему всё должно быть именно так, либо желание Господа, а посему, опять же, всё должно быть именно так, и мы не должны испытывать никаких сомнений. Вот, взгляните на образчики лжи! Сами, полностью отдавая себе отчёт в происходящем, совершают дурные деяния, но ссылаются при этом на [естественные] функции тела; сами прилагают усилия к совершению таковых, но говорят при этом о плодах содеянного в прошлом; и сами же идут на поводу собственных желаний, но оправдываются при этом желанием Господа. Ошибку они, между прочим, совершают, когда говорят: «Мы не должны испытывать никаких сомнений», – поскольку ссылка на естественные функции служит лишь оправданием собственного желания чувственных наслаждений. Вот это и есть та цель, ради которой они прибегают к подобному крючкотворству".


"Светоч на Пути к Освобождению", Ачарья Тодармал

Загадочный

C сединою на висках

День очень значительный, а пафоса я не люблю. Поэтому просто ролик в знак вечной благодарности тем, кто не струсил и не посчитал чужой обязанностью. Большинства из них уже нет в живых. Также посвящается памяти деда, перед которым -- в долгу до самой смерти.

Загадочный

Поддержим Нелли Кречетову!

Оригинал взят у a_kallistratov в Поддержим Нелли Кречетову!
На сайте "Демократор" идет сбор подписей в поддержку Уполномоченного по правам человека в Томской области Нелли Кречетовой - человека, у которого хватило мужества открыто выступить в защиту "Бхагавад-гиты" во время позорного для нашей страны томского процесса. Всячески призываю читателей моего журнала поддержать это обращение.


Collapse )Проголосовать можно здесь:
http://democrator.ru/problem/11363

По возможности распространите это обращение. Спасибо.